Прогулки по Петербургу

Заметки

 

Почти два десятилетия мы живем в свободной стране и столько же времени наш Манеж центр творческих отчетов питерских художников, место роста и деградации, единения и столкновения отдельных личностей и объединений. Союз художников и Академия утеряли монополию на диктат единого стиля и мировоззрения.  Нет сейчас и несгибаемого противостояния официального и неофициального искусства. Немного жаль, так как каждая сторона извлекала из этого свои дивиденды.  За что же сегодня зацепиться? Придется говорить о работах как таковых. О работах и их творцах. Вернисаж выставки Весь Петербург позволяет увидеть многое и многих. Начнем сначала.

Как и в застойные времена в аванзале нас встречает скульптура большого размера. И так же, как тогда, не будем задерживаться перед ней. Надо признаться, живописцы ввиду своего двухмерного мышления не всегда безошибочно судят о скульптуре. Утешимся тем, что скульпторы в живописи понимают тоже не идеально. Это всегда было видно по составам творческих групп.

Не будем долго рассуждать и о графике. Стоит не угадать сорт бумаги, ее состав, химический процесс травления, количество прогонов при печати, как тебя безвозвратно причислят к дилетантам в этой области. Так что рисковать не стоит. Позавидуем лишь создателям уникальной книги ручного изготовления. Она уже шедевр априори. Порой даже не взирая на беспомощность автора. Осмелится ли живописец утвердить свою картину в сознании критиков, аргументируя лишь тем, что его полотно - в единственном экземпляре. В лучшем случае будет уличен в чрезмерном тщеславии, а оно должно быть глубоко спрятано. Правда, чем глубже спрятано, тем ярче видно. Закончим с этими рассуждениями иначе не сдвинемся с места, а нас ждет второй этаж, где в честном бою встречаются авторы и их картины в единственном числе.

Вот холсты известного питерского направления. Они узнаются невооруженным глазом, и за последние десятилетия стойки к переменам. Для этой команды не существует ни солнца, ни ветра, ни запахов, ни любимых предметов: ничего, ничего, ничего Все это с лихвой компенсирует раз и навсегда провозглашенная теория. Они творят разумно и сдержанно. Отдадим им должное, но воздержимся от приветствий, так как часто они не отвечают на них. = слишком велико их презрение к коллегам. 

Но вот группа ярких, раскрепощенных, жизнерадостных художников. Отсутствие академических навыков, а у некоторых навыков как таковых, давно стало их преимуществом, позволяющим лидировать с большим отрывом от ближайших преследователей. Не подумайте, что им взбрело в голову все разрушить. Вовсе нет. Они, так же как остальные художниками, пользуются в своей речи терминами: композиционно, колористически, лессировочно и т.д. Эти как раз  здороваются. Иногда даже хором.

Подойдем к стендам с настоящей живописью. Настоящей без всякой иронии. Эти художники любят цвет, краску. Понимают в этом и этим живут. С их холстов смотрит на нас сама жизнь. Они все неряшливы. Чем неряшливей автор, тем лучше живопись. И это тоже без иронии. Эта зависимость стара и неизменна. Самые гениальные работы на выставке обязательно сотворены на корявых холстах и оббиты кое-как занозистыми палками разного сечения. Надо признаться, аккуратно выверенная живописная поверхность, хороший холст и четкая рама всегда выдавали в авторе сухаря, рационалиста и не поэта. Покупатель или коллекционер (к сожалению, два несовместимых понятия) вправе выбирать: или обзавестись вылизанной во всех отношениях картиной, ничего, кроме догматического мастерства, не содержащей, или принести домой жемчужину живописи вместе с депортированным из мастерской гения тараканом. Тут уж совсем не до иронии.

Вот красивые картины фигуративно-академического плана. Филигранная деталировка, несомненное мастерство, изысканные наряды. Тут из года в год стабильно, без перемен. Создается впечатление, что и работы те же, что были раньше. Но это не так. Просто, анатомический облик человека, деревьев, цветов меняются не так быстро, как их трактует время и дерзновенное творческое сознание. Во время вернисажа сюда заходят с опаской, но в будние дни здесь многолюдно, как в музее восковых фигур.

А вот и стенды с небольшими (преимущественно пейзажного характера) холстиками. Их авторы начитаны и скромны. У них хороший вкус и мягкие манеры. В их композициях есть воздух и ветер. Солнце, правда, светившее в небе Парижа лет, эдак восемьдесят назад. Но пример хороший, всеми любимый, и нужно приветствовать их постоянные усилия, позволяющие остановить и задержать прекрасное. Снобизм, сковавший этих единомышленников, не даст затухнуть этому огню.

Видим спину считающего себя гением плагиатора. Взор и внимание его полностью поглощены созерцанием собственного опуса, а поза напоминает позу старого фотографа. Жаль, что не накрылся с головой темной тканью. Так, по крайней мере, не было бы видно его обезображенного чрезмерным умилением лица.

Вот официально и строго одетый во все серое художник. Его облик, вероятно, помогает ему находить заказчиков среди новых русских, портреты которых он быстро и, главное, профессионально делает под Шилова, а среди истинных ценителей искусства он известный абстракционист-реформатор. Много знает, логично рассуждает и все успевает.

Вот крутится духовно переполненный автор. Он скользит по экспозиции, держа свою работу в зоне своего же периферийного зрения. Картину он в очередной раз срисовал с известного западного оригинала и ждет от жизни таких же почестей, какими наделен этот классик. Не будем выводить его из этого состояния - он позирует. Собственно, за этим он и пришел на вернисаж.

Вот модный известный художник. Вообще-то он мало работает, так как никогда не умел и не любил это дело. Но при встрече расскажет какую-нибудь новую байку, афоризм. Короче говоря, сработает на опережение. И от встречи с ним всегда поднимается настроение. Вернисаж это праздник, так что спасибо ему.

 

Заканчивая разбор, встречаемся со старым знакомым. Его взгляд открыт, доброжелателен и приветлив. Картины его запоминаются, и их всегда ждешь. Он внимательно осмотрел выставку, многое ему понравилось. Почему же нет твоей картины? - спрашиваю его. Не успел сделать так, как задумал. Не совсем доволен. Буду работать дальше. Мне становится стыдно. Стыдно за свою работу, которую надо было бы довести до ума. Куда мы все торопимся? Что заставляет нас так спешить и неистово выставляться? Говорил же известный мудрец: Делайте все как следует. Не суетитесь. Без вас не начнут!

Рашид Доминов

 
   
 

назад  | карта сайта | гостевая

E-mail: allpeterart@narod.ru  тел.(812) 314-82-48

Hosted by uCoz